Мысли вслух

Если несколько перефразировать известное высказывание Николая Гумилева о Блоке, то можно смело сказать, что перед автором «Книги утраченных преданий» стоят два сфинкса, заставляющие его петь и плакать своими неразрешенными загадками: это Англия и его собственная душа. Про автора «Сильмариллиона», даром что это тот же самый человек, так сказать уже нельзя. Англия в «Сильмарилионе» безнадежно выведена из игры и убрана с полигона. Ее там нет как нет и быть не может. Правда, остается еще душа. Она и есть место действия итоговых произведений Толкиена.

 Бильбо отправляется в путь образцово пустотелым обывателем, а возвращается скальдом – поэтом и воином в одном лице. Сэм по приходе в Шир поднимает восстание и руководит им с искусством опытного полководца. Фродо становится – не побоюсь этого слова – святым. То есть для Толкиена поход, quest – это не просто физическое перемещение «туда и обратно», но и образ пути жизненного, которым недостаточно просто следовать, но необходимо осмыслить, вывести некую формулу. Мысль эта, кстати, напоминает одно замечание из «Философических писем» П.Я. Чаадаева:

«Мы все имеем вид путешественников. Ни у кого нет определенной сферы существования; ни для чего нет правил; нет даже домашнего очага…»

И вдруг выясняется, что… ничего этого и не нужно. А единственно необходимым оказывается Закон Походного Братства – тот самый, для которого нет ни гномов, ни эльфов, ни эллинов, ни иудеев…

А, кстати, что означают эти общеизвестные слова апостола Павла? Что значит «нет ни эллина, ни иудея», если они в действительности таковы? Их нет только тогда, когда «везде и во всем Христос», то есть если вера грека-язычника, иудея или христианина приводит каждого из них к мысли, что Бог – один для

всех, что мы все живем на шаре и у всех до неба расстояние одно. А это, в свою очередь, исключает национальную и религиозную рознь – подлинные бичи нашего времени. Без этого невозможно было бы Братство Кольца и невозможно было бы спасение Средиземья от Великой Тьмы.

Да, я знаю, что так думают далеко не все. В частности, когда Толкиен еще не был не только Профессором, но даже и студентом, мой земляк Андрей Белый опубликовал статью «Штемпелеванная культура», где писал об опасности возникновения «интернациональной культуры», которую якобы создают евреи. С моей точки зрения (и с толкиеновской, я убежден, также) дело обстоит в точности наоборот: универсализм – благо, без религии и культуры, объединяющих мир, нет и не может быть его спасения от Великой Тьмы.

Тьма и пламя

Здесь я должен высказать ряд соображений, которые не всем будут ласкать слух, но без которых нельзя понять, почему Толкиен никакой «мифологии для Англии» не создавал и создавать не мог. Так вот: здесь и сейчас, в этой системе оппозиций, несомненным проявлением Великой Тьмы является филетизм, то есть проявление церковного

национализма. В современной форме это течение в православии, объявляющее его исключительно русской и только для русских религией и единственным предметом веры выставляющее так называемую «Святую Русь». Под этой последней опять-таки понимается не то, что является ею на самом деле, не святые и подвижники, славившие Бога на земле русской, но реальное государство под названием Российская Федерация. Эта система воззрений широко распространена, несмотря на то, что официально осуждается церковью как злейшая ересь и пережиток идолопоклонства. Христианину полагается верить прежде всего во Христа, и только потом – в Россию.

Но тут начинает играть скрытым до поры смыслом личность самого Толкиена. Он, как известно, был католиком, а в Англии они составляют религиозное меньшинство. В церкви же большинства – англиканской – церковно-националистические настроения очень сильны. Англиканство нередко подается как религия для англичан, и точно так же единственным предметом веры выставляется «добрая старая Англия», которую англичанам предписывается любить, как русским – Россию. А это – не «еще одно» проявление Великой Тьмы, а в точности то же самое: подобное местечковое «христианство», так же, как и филетизм, противостоит самому духу христианства подлинного.

Иисус был распят не для спасения русских или англичан, но всего человечества. И именно поэтому против Толкиена с такой слюнобрызжущей ненавистью высказываются наши доморощенные «патриоты»: он не просто проповедует истину христианского универсализма, но кладет ее поперек их общераспространенной и признанной публично за истину лжи. Именно в этом, а не в создании некоей «мифологии специально для Англии» состоят его заслуги перед литературой.

 

Оставить комментарий