Проза

преследовавших его мыслей, Свирский решил навестить своего пациента. Он рассудил, что вечер пятницы – время, когда меньше всего любопытных глаз. Да и терапию он планировал начать с понедельника, так что есть время просто побеседовать.

 

При виде врача Саша немного приободрился. В свободное время, хоть его и предостерегал Свирский, парень предавался мучительным размышлениям. И чем дольше он этим занимался, тем к более удручающим выводам приходил. В своих мудрствованиях он дошёл уже до того, что обвинил во всём себя. Ибо, во-первых, не последовал совету матери, во-вторых, убедил себя, что неприятности случаются с теми, кто их заслуживает, а в-третьих, начал задумываться над своей кармой. Кто знает, до чего ещё бы додумался молодой человек, если бы доктор решил отложить свой визит до следующей недели.

- Добрый вечер! Я же обещал, что зайду, - сказал Свирский, заходя в палату. Он изобразил на лице немного утрированную улыбку, чтоб развеять грозовые тучи. Надо сказать, что ему это удалось: Саша тоже выдавил из себя некоторое подобие улыбки, и разговор пошёл весьма непринуждённо.

- Как самочувствие? – поинтересовался врач.
- Бывало и лучше. И не раз, - со вздохом ответил Александр. – Я всё думал…
- Я же говорил, что главное сейчас – покой, в особенности от мыслей, связанных с самокопанием. В противном случае Вы только усугубите депрессию.
- Доктор, пожалуйста, не обращайтесь ко мне на «Вы» - я как-то не особо это люблю.
- Если тебе так больше нравится – не имею ничего против. Ко мне сегодня заходила твоя мама…

Лицо Саши побелело и в глазах появился испуг.

- … она очень расстроена, что всё так получилось,

очень переживает за тебя. Постарайся и её понять и быть помягче. Вы сейчас как никогда нужны друг другу, - подытожил Свирский.

- А она ничего не говорила про… про…
- Говорила, и сказала, что предупреждала тебя. Как бы то ни было, я считаю, что - твоё личное дело, во что верить. И ни я, ни твоя мама не можем тебе в этом указывать.

Саша не верил своим ушам:

- Так Вы хотите сказать, что не считаете меня сумасшедшим?!
- Нисколько! – усмехнулся Станислав Эдуардович. – Сумасшедшие те, кто верит в правительственные программы.

Парень улыбнулся, но его лицо вновь омрачилось:

- Вы это всем пациентам говорите? – спросил он с недоверием.
- Отнюдь. В основном я не веду с ними откровенные беседы. В отношениях врач-пациент всегда должна соблюдаться дистанция. Особенно это касается психиатрии. Иначе и самому недолго умом тронуться.

То, какой камень свалился с Сашиной души, было видно по его лицу: брови тут же приподнялись, а глаза посветлели.

- Александр, а ты не помнишь, о каких людях говорила твоя мама, когда предупреждала не ходить в приют?
- Нет, так не вспомню, мы оба были на взводе, эмоции зашкаливали – я не вникал в её слова.
- Так я и думал, - пробормотал Свирский себе под нос. – Дело в том, что за последние месяцы было ещё два случая нервных срывов, из них одна попытка суицида. И опять нити тянутся к сайту «Эльфийские Кланы»… Мне нужно знать, кто за ним стоит.
- Я не знаю имен. Только ники.
- Мне сказали, что в милиции ты звонил какой-то девушке. Кто она?
Саше было явно неприятно вспоминать об этом эпизоде:
- Она известна под ником Селена. Нельзя сказать, что она пользуется большим влиянием, но точно - не

Путь

последняя фигура.
- Хорошо, а кто там у вас главный? – настаивал Свирский.
- Понимаете, - замялся Саша, - я не хочу сильно распускать язык. Потому как ходят слухи, что те, кто сильно много говорил, плохо кончили. Может, это всего лишь байки, но я лучше перестрахуюсь.
- Я не настаиваю. Только ещё одно: если вспомнишь имена тех людей – дай знать.
- А Вам они зачем?
- Так, это…. Я разве не сказал?.. Мм… В милиции просили узнать. Чтоб… этого… следователя не посылать каждый раз, они попросили меня выяснить.
- Конечно-конечно, вопросов нет! Я даже у мамы могу спросить.
- Это было бы чудесно. Я, пожалуй, пойду. Тебе вроде стало лучше… С понедельника начнем лечение. Так что, до следующей недели.
- До свиданья, Станислав Эдуардович!
- До свиданья, Саша!

 

Продолжение в следующем номере  

Оставить комментарий