Юмор

люблю дуру такую!», «Ки, мама будет шибко ругаться», «Ки, зачем тебе колечко?» и коронное - «Ки, дай денег!». А уж про «верные дела» моего бывшего я могу написать три тома каждый толщиной с «Властелина колец». Нашлись бы только читатели.

- У мамочки своей надо было денежку просить, - победно заявила я. - Сказал бы, что на леденцы не хватает.

Дорин побагровел. Великие Драконы, как давно я мечтала сказать ему нечто подобное, да еще в присутствии друзей-приятелей. Те, радостно булькнули в бороды, подавляя всеми силами смех. Моя бывшая свекровь даже среди гномих слыла неимоверной жадиной. Но, когда она пыталась зажать мой свадебный подарок, Дорин посчитал сей поступок в высшей степени благоразумным, а когда вместо серебра и каменьев на очередное «верное дело» мамочка кукиш подсунула ему самому – это уже совсем другой разговор.

- Ки, я тебе все расскажу, только ты послушай, - попросил Дорин, прямо на глазах превращаясь из подгорного мужлана в обходительного джентльмена. Сразу видно – мужчина сильно нуждается в наличных!

Он взял меня под ручку и отвел в сторонку, рискуя, между прочим, заработать у  сородичей репутацию дамского угодника, что в гномьей среде сродни позорнейшему клейму. Оно ж понятно, за закрытыми дверями они перед женами и матерями стелются, а в чисто мужской компании баб принято грязно поносить и всячески презирать.

И ни капельки это не лицемерие! Мужская солидарность называется. О как!

- Ну, рассказывай, куда ж деваться-то, - согласилась я.

И мысленно прикинула, как долго Лииниарр еще будет страдать над непокорной рифмой к слову «засранец». Все ж таки драка гномоненавистника с

эльфофобом в мои планы не входила.

Честно слово, лучше бы Дорин молчал.

Ничего более идиотского с визита незадачливой ведьмы Марии Сюзанны слышать мне не доводилось. По крайней мере, я так думала в тот миг.

Оказывается, на торжище в славном граде Песий Хвост какой-то резвый мошенник умудрился втюхать Доринову младшему братцу Взаду карту драконьего сокровища. Прозвище у Взада очень верное – Кувалда, не только из-за соответствующей формы черепа, а оттого, что полностью отражает его умственные способности. Словом, надурить Кувалду может при желании даже пятилетний ребенок, но к моему искреннему изумлению, базарный прохиндей гнома все-таки не обманул. Карта была настоящая, самая что ни на есть всамделишная, с точным указанием места. Я-то уж разбираюсь в таких вещах. Вот только предлагаемая к разграблению сокровищница вовсе не такая уж заброшенная.

- А ты знаешь, что дракон – хозяин клада жив-живехонек и по сей день неусыпно стережет свою пещеру от посягательств? - полюбопытствовала я на всякий случай.

- Знаю! - радостно объявил Дорин, сияя как новый золотой слиток.

- А ты знаешь, как его звать? - не унималась я, начиная подозревать бывшего мужа в тяжком и внезапном воспалении мозга.

- Как?

- Черный Бумер, - отвечаю я и вижу, как светло-голубые глаза Дорина разгораются синим пламенем алчности.

Он слюнями начинает давиться, ручонками делать загребательные движения и трястись, как в лихорадке. У гномов это бывает. От жадности. Так и называется по-научному – острая амфибиотропная асфиксия.

- Ки! Это же мой единственный шанс! Дай мне денег, чтоб нанять полдюжины драконоборцев, ты в накладе не останешься. 10... Нет! 15 процентов – твои!

На длинных рыжеватых ресницах у гнома

Гномы

заблестели слезы от избытка высоких чувств. Видимо он сам от себя подобной щедрости не ждал.

Видели когда-нибудь рыдающего гнома? И не увидите, до тех пор, пока не доведется стать свидетелем дележа добычи. Более искренних и обильных слез не обнаружить даже на щеках невинной юной красавицы, насильно отдаваемой в жены древнему старцу-некроманту.

- Дорин, я ж тебя вроде по голове никогда не била, - напомнила я ему старую историю. - Только ноги переломала, если память меня не подводит. А она не подводит. Ты еще помнишь кто таков Черный Бумер?

- Да все я помню, - отмахнулся гном. - Но такой куш сорвать только раз в жизни удается.

- Вот это ты верно заметил, - согласилась я. - В самую точку, можно сказать. Пасть Бумера будет