Юмор

- Без дипломатических усилий этот вопрос решить не удастся, а поэтому посольство из Темных гор отбывает в Блин-Гоблинбург. В общем, через три дня здесь будет моя мама, - выпалил Лиин и напряженно замер.

Не забывая между делом придерживать мои запястья, чтоб случайно не схлопотать когтями по хитрой, но виноватой и красивой морде.

Здравствуй, гоблин, новый год!

Мне всегда отчаянно не везло со свекровями, но мамочка Лииниарра – это нечто особенное. В моей мысленной коллекции сволочных теток она сверкает как бриллиант чистейшей воды. Но, по крайней мере, она достаточно честна, чтобы не скрывать своей взаимной ненависти ко мне. При первом знакомстве она швырнула в меня отравленным дротиком прямо с порога, а, промазав, честно попыталась сломать мне челюсть отлично поставленным ударом левой. Я не осталась в долгу, презентовав свекрови великолепный по цветовой гамме фингал под глаз. С тех пор мадам Каллиюгга именует меня не иначе как ублюдочной гадиной, а я её – старой сволочью. Все по-честному, без притворного лицемерия.

Понятное дело, такой новости я, мягко говоря, не обрадовалась. Но и ругаться с Лииниарром не стала. На него и так смотреть было жалко. С одной стороны – родная мать, а с другой стороны, раз в прошлый визит она пыталась сыночка отравить, то никто не гарантирует, что сейчас у мадам Калли не вызрел более коварный план по спасению семейной чести. У темных эльфов с этим делом, ну с семейной честью, очень строго, а Лииниарр не просто белая овца в черном стаде, а воплощенный позор всей расы. Душа у него светлая – раз. От Богини-Паучихи отрекся – это два. И, разумеется, на мне (ублюдочной гадине, если помните) женат – это три. Не перечень грехов, а – смертельный приговор. Мадам Калли проще и

дешевле еще пару веков оплакивать безвременную смерть блудного дитятки, чем выслушивать от своей Владычицы язвительные попреки светлым образом его жизни.

- Лиин, - ласково сказала я, после недолгого, но серьезного раздумья. - Давай не будем все усложнять. Старая сволочь, то бишь твоя мамаша, все равно приедет, не взирая на мое активное нежелание её видеть. Я не хочу, чтобы ты снова оказался между двух огней. Так что ты разбирайся со своей мамочкой, а я съезжу в гости к своей. Можешь, даже сказать старой сволочи, что выгнал меня или даже убил. Пусть немного порадуется.

Лицо дроу озарила такая счастливая улыбка, что мне стало не по себе от того, какую подлянку я собралась ему сделать.

- Только тебе придется вести дела в трактире, пока я буду в отлучке, - с нескрываемым наслаждением молвила я.

- Ки!!! - взмолился Лиин.

- Трактир на тебе, любимый! - отрезала я непререкаемым тоном, сделав зрачки вертикальными, как доказательство серьезности своих слов.

Драконица я на четверть или мокрая курица?

Драконица

А стало быть, коварна и мстительна по определению. Ух, как я коварна! Ибо, чтобы приставить дроу к столь неромантическому занятию, как работа в питейном заведении, нужно обладать поистине драконьим коварством. Их вообще трудно заставить работать. Война, интриги и темные искусства, включая секс, вот единственные дела достойные темноэльфийских мужчин. Все остальное делают рабы.

Горю и отчаянию Лииниарра не находилось пределов, но я была неумолима, как чистокровная драконица, да.

На следующее утро я села в дилижанс, едущий в направлении Столицы. Те времена, когда я находила романтичным отбитую седлом задницу и обкусанную комарами рожу после ночевки в чистом поле, давным-давно миновали. На ковре-самолете меня мгновенно укачивает, а для перемещения магическим порталом во мне слишком много драконьей крови. Остается только откинуться на стеганные атласные подушки и созерцать роскошные пейзажи нашего Великого Королевства. Да и не пристало являться ко двору с запыленными волосами и слоем грязи на шее толщиной в палец. Маме за меня будет стыдно, а она ведь королева.

Только не стоит думать, что если она королева, то я, соответственно, принцесса. Ничего подобного. Скажем так, моя мама - жена нашего короля. Если у меня тяга к нелюдским мужчинам, то у мамы – к коронованным особам. Нынешний муж по счету пятый, если считать только королей, а ведь были еще варварские князьки и великие герцоги, и даже один восточный падишах. Но я свою мамочку не осуждаю, она всегда искала настоящую любовь. И слава Небесам, похоже, уже нашла. Наш добрый король Ланселот, если не идеал мужчины, то весьма к нему близок, как на мой скромный взгляд. Умный, красивый, добрый и мамочку любит до безумия. Что еще нужно для счастья? Если бы не его доченька от первого (естественно, ужасно неудачного) брака, то вообще не жизнь, а полная идиллия.