Исследования

Вывод неутешительный: группа диких неговорящих граждан не могла изобрести сложного речевого кода. Изобретение слова процесс более сложный, чем изготовление каменного ножа – подручными, в том числе отколотыми камнями, пользуются даже обезьяны. Человек может издавать звуки и подражать различным звукам, но у него нет собственных, присущих только человеку «звуковых маркеров», таких как лай или мычание.

Детей обучают взрослые родственники и общество, мотивируя развитие речевых навыков ребенка. Эта практика уходит вглубь поколений и упирается в стенку: взрослый человек, необученный речи с младенчества, научить никого ничему не может. А необучаемый ребёнок сам язык не придумает, поскольку развитие мозга активизирует именно речевой центр. Вопрос яйца и курицы. Где-то и кто-то процесс запустил. Но «кто» - на этот вопрос, наука ответа так и не нашла. «Где» - так же неясно. Вот, «когда» можно весьма ориентировочно определить.

Судя по имеющимся находкам, материальная культура человека, близкого по типу к современному, существовала в примитивной форме весьма долгое время – около пятидесяти тысяч лет без существенных изменений. Перелом наступил в тот же загадочный период – около 14 тысяч лет назад. Переход от верхнего палеолита к неолиту – взрыв «технологий», новые социальные отношения, зарождения культов, переход к осёдлому сельскому хозяйству и т.д. А 9,5 тысяч лет назад уже появился Чатал-Гуюк – город, который сегодня раскопан едва ли на треть, свидетельствующий о наличии цивилизации. (Другие примеры наличия цивилизации: Невали-Кори – 10 тысяч лет назад, Гобекле-Тепе – 11 тысяч лет назад). Неолитический «рывок» вполне может иметь в качестве объяснения массовое обучение речи в детстве

(что как раз и даёт возможность полноценного развития). Есть и другая точка зрения, учитывающая более ранний культурный «большой скачок» - 50 тысяч лет назад. Эта дата кореллирует с расчётами палеолингвистов, которые относят зарождение языка именно к периоду 50 тысяч лет до н.э. Однако, данные предположения всё равно не дают ответа на вопрос: как появилась речь вообще в отсутствии тех, кто может ей обучать.

Немного о тех примерах, когда возможность развития речи отсутствует, либо существуют примеры для подражания, тормозящие развитие.

Итак, речь не является врожденной способностью человека, она формируется постепенно, вместе с развитием ребенка и под влиянием речи взрослых. Окружающая ребенка социальная и речевая среда является не только условием, но и источником развития речи. Известны случаи так называемых «детей Маугли», которые в силу различных обстоятельств выросли вне речевой среды, вне человеческого общения. (По детям-маугли можно найти множество подробно описанных случаев). Когда детей находили, у них не было речи и более того, полноценной речью такие дети так и не смогли овладеть даже после возвращения к людям, несмотря на все усилия специалистов, так как сензитивный (наиболее благоприятный) период для развития именно речи уже прошел. Другой пример: у глухонемых родителей, дети с нормальным слухом долго не говорят (иногда до 5 лет), несмотря на говорящее социальное окружение (детский сад, соседи, улица и т.д.).

Развёрнуто я приведу лишь один пример – результат не случайной находки «дикого ребенка», которого никто никогда не учил говорить, а эксперимента. Как это часто бывает, эксперимент имел совсем иную цель, нежели выяснение насколько и как ребёнок отстанет в развитии… Однако, в ходе эксперимента выявился механизм закрепления навыков в семье, в которой присутствовал не совсем правильный пример для подражания (совсем

неправильный). Следует также учитывать, что семья не была изолирована от общества.

«В 1931 году необычный эксперимент провела семья американских биологов — Уинтроп и Люэлла Келлог. Прочитав статью о печальной судьбе детей, росших среди животных — волков или обезьян, биологи задумались: а что, если сделать наоборот — попытаться воспитать обезьяньего детёныша в человеческой семье? Не приблизится ли он к человеку? Йельский центр по изучению человекоподобных обезьян одолжил им маленькую самку шимпанзе, которую звали Гуа. Ей было семь месяцев, а Доналду — 10.

Гуа и Дональд

Супруги Келлог знали, что почти за 20 лет до их эксперимента русская исследовательница Надежда Ладыгина уже пыталась воспитывать, как воспитывают детей, годовалого шимпанзе и за три года не добилась успехов в «очеловечивании». Но Ладыгина проводила опыт без участия детей, и Келлоги надеялись, что совместное воспитание с их сыном даст другие результаты. К тому же нельзя было исключить, что годовалый возраст уже поздноват для «перевоспитания».